Мнение

Владислав Лазарев


За кадром

06.11.2019
Вечером 3 ноября в шоу «Добров в эфире» на РЕН-ТВ вышел сюжет о Рязанской областной детской клинической больнице, в частности, о гибели там 14-летней Екатерины Хохловой. Сюжет приурочивался к Госсовету по здравоохранению, который на днях прошёл в Калининградской области.

Напомним, Екатерина Хохлова скончалась 20 января, когда находилась на лечении в стационаре Рязанской ОДКБ в связи с жалобами на головную боль и тошноту в результате черепно-мозговой травмы. При вскрытии в мозге девочки было обнаружено субархноидальное кровоизлияние, которое является логичным следствием тех жалоб и симптомов, с которыми она легла в больницу и которые были зафиксированы дежурным врачом в приёмном покое при поступлении. Никаких томографий, которые могли бы выявить субархноидальное кровоизлияние не посмертно, а при жизни, девочке не делались и не назначались. Её лечили постельным режимом, который в этой больнице непонятно как и кем контролируется. Рязанский минздрав при своей проверке счёл такое лечение и действия врачей правильными. Так что всем на будущее: если ваш ребёнок ударился головой, после чего его стало тошнить и рвать, смело везите его в ДОКБ, там ему профессионально окажут высокотехнологичную помощь постелью.
— У нас есть показатели, по которым мы работаем. Я считаю, что цифры нам истину показывают, — отметила главный врач Рязанской ОДКБ Инна Лебедева в сюжете РЕН-ТВ.

Также в сюжете говорилось про поставку инсулиновых помп в ДОКБ по 1640 рублей за штуку при розничной цене в 810 рублей, но мы ещё раз остановимся на случае с Катей Хохловой. Ибо о том, что в её учреждении умирают дети, Лебедева слышит в первый раз, а детская жизнь, на наш статистически непопулярный взгляд, дороже всяких помп. Тем более история конца жизни этой 14-летней девочки весьма показательна, поскольку подтверждает любимое рязанскими врачами и чиновниками правило: выживают у нас дети в больницах только благодаря помощи врачей, а статистически умирают исключительно по собственной вине и неразумению. И поди попробуй доказать обратное. Что ж, попробуем.

Хронология событий такая.
7 января 2019 года Катя ударилась головой при катании с горки на ватрушке. На головную боль не жаловалась и после каникул пошла в школу.

15 января возле школы она поскользнулась на гололёде и снова ударилась головой, как она сама говорила, тем же местом.

17 января, в четверг, её мама вызвала скорую помощь, потому что головная боль у её дочери не проходила и даже усилилась, девочку тошнило и рвало. Врач скорой предположил сотрясение мозга, и Катю с мамой отвезли в Рязанскую детскую областную клиническую больницу. Около 23.00 дежурный врач в ОДКБ провёл осмотр, диагностировал сотрясение мозга и направил в стационар. Томографии не назначались, нейрохирург, невролог и окулист не вызывались. Девочку положили в палату №15 травматологического отделения, однако предупредили, что лечащий врач будет не тот, кто ведёт эту палату, а другой.

*Небольшое отступление. После того, как это дело стало резонансным, вышел эпохальный комментарий Инны Лебедевой телекомпании «Город». Там она на серьёзных щах и голубом глазу заявила, что у девочки при поступлении были выявлены признаки лёгкого сотрясения мозга. Удивительно, но даже в карте больного её состояние было оценено как «средней тяжести». Более того, согласно неврологическому статусу, у девочки были зафиксированы отклонения, которые говорят об органическом поражении головного мозга, то есть не просто о сотрясении, а уже его последствиях. То есть, как установило вскрытие, субархноидальном кровоизлиянии. Субарахноидальное кровоизлияние — это «угрожающее жизни состояние, которое может привести к тяжёлой инвалидизации пациента даже в случае ранней диагностики и адекватного лечения, до половины случаев заканчиваются летальным исходом, 10-15% больных погибают ещё до поступления в стационар»… Кроме этого, Лебедева с нескрываемым сожалением заявила тогда «Городу», что мать ребёнка не предоставила информацию о наличии у девочки хронических заболеваний. Однако карта истории развития ребёнка была отдана в больницу матерью при поступлении, и в этой пухлой карте синим по белому говорится о наличии у Кати бронхиальной астмы, а также вегетососудистой дистонии и цефалгии.

18 января, в пятницу, мама Кати отпросилась с работы и приехала навестить ребёнка. Со слов ребёнка она узнала, что утром её дочь сдала анализы и никакие врачи её не осматривали. При этом дежурившая медсестра сказала матери, что девочка жаловалась на сильные головные боли и она давала ей обезболивающее. Как призналась мама погибшего ребёнка, впоследствии медсестра подтвердила этот факт на следствии. Около 16.00 пятницы мама пошла искать лечащего врача, но так и не нашла.

19 января, в субботу, мать Кати узнала из телефонного разговора с дочерью, что её перевели в палату №5, которую и вёл её лечащий врач. Со слов ребёнка, врачи к ней не заходили и в этой палате. Также Катя пожаловалась матери на шум в новой палате, говорила, что прежняя была тише. Позже выяснилось, что, оказывается, к одной из девочек из этой палаты ходил репетитор, в том числе в тихий час. То есть ребёнок с сотрясением мозга и прописанным постельным режимом был вынужден слушать её бубнёж даже во время режимного сна.

20 января, воскресенье. Утром мама общалась с дочерью по телефону и у той, с её слов, всё было более-менее нормально. Что происходило далее, доподлинно неизвестно, поскольку хронология зиждется на словах непонятных посторонних людей, подтвердить которые не представляется возможным. Например, получается, что последней Катю видела живой та самая репетитор, со слов которой девочка якобы ушла из палаты около 14.00.

Тело Кати обнаружили в общем туалете травматологического отделения около 15.00.

Начало работы следователя Московского МСО СУ СК РФ по Рязанской области им же самим зафиксировано в 16.20. Это очень важно, поскольку именно на основании этого осмотра данным следователем в дальнейшем делаются прямые выводы о причинах смерти ребёнка. Итак, помимо безжизненного тела на полу в дверном проёме, следователь фиксирует: телефон на полу рядом с телом; неспиртовой дезодорант-антиперспирант на подоконнике туалета; полиэтиленовый пакет. И стойкий запах дезодоранта. Всё, кроме запаха, приобщается к делу в качестве улик, в том числе, как следует полагать, и одежда, которая была на девочке.

**Ещё одно отступление. Поначалу никто даже не обратил внимания на то, что запах дезодоранта следователь называет стойким, подчёркивая его наличие в воздухе. Однако на момент осмотра прошло уже около двух часов с момента смерти, и ни о какой стойкости запаха чего-либо в помещении с вытяжкой не может быть и речи. Также очень странными выглядят путешествия полиэтиленового пакета в рамках даже одного и того же осмотра. В одном месте говорится о том, что он находился на лице покойной, в другом — что на полу рядом с телом, на фото с места смерти пакет и подавно лежит под телом, в районе подмышки… Удивляет и тот факт, что на ребёнке, который якобы ушёл из палаты в общий туалет, нет тапочек — их в этот день вечером мать Кати увидела у кровати дочери в палате.

Вечером матери Кати позвонили из больницы и сказали срочно приехать. На её вопросы, всё ли нормально с дочерью, ничего не ответили, обещая всё рассказать на месте. Когда она ехала из Строителя в Канищево, ей позвонили из школы в посёлке Строитель и рассказали, что кто-то связывался с руководством, думая, что Катя учится там, и при этом дали понять, что девочка покончила с собой. В больнице на входе маму Кати встретила главврач, отвела в комнату отдыха на четвёртом этаже, где заявила, что подросток надышалась своим антиперспирантом, от чего и умерла. Мать еле пустили в палату, чтобы забрать вещи, увидеть ребёнка не дали, сказав, что тело уже отправили в морг. Когда она добрались до «зиловского» морга, там сказали, что тело им ещё не привозили.

***Когда девочку всё-таки привезли в морг, выяснилось, что её туда доставили из ДОКБ без какой-либо одежды.

21 января к проведению проверки подключились сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, которым удалось собрать только положительные характеристики о Кате и её поведении.

***
Потом последовали долгие дни ожидания вердикта судмедэксперта. Ввиду аффилированности учреждений здравоохранения мать настаивала, чтобы судебно-медицинская экспертиза проводилась нерязанскими специалистами, однако ей в этом было отказано. В итоге главным выводом экспертиза подтвердила то, о чём главврач прозорливо говорила ещё до вскрытия погибшей девочки: причиной смерти названо острое отравление газовой смесью, состав которой установить не представляется возможным ввиду отсутствия необходимого оборудования. Субархноидальное кровоизлияние экспертизой игнорируется полностью, будто его нет.

Карточку ребёнка матери долго не отдавали — следователь говорил матери, что она то ещё в больнице, то в минздраве, то у него. Позже выяснилось, что там появились скупые записи осмотра лечащим врачом и нейрохирургом в пятницу, 18 января. В ходе организованной следователем очной встречи матери с врачами ОДКБ последние настаивали, что осматривали ребёнка, а тот факт, что он при жизни утверждал обратное, списывали на то, что девочка соврала. Примечательно, что на уточняющий вопрос матери лечащему врачу, осматривал ли он Катю непосредственно в палате №5, тот отвечал утвердительно. Хотя в пятницу девочка лежала в палате №15, а в свою палату была переведена лишь на следующий день. Что касается нейрохирурга, в осмотре которым, кроме его слов, есть огромные сомнения, то раз он настаивает на том, что смотрел девочку, то он, получается, тоже не направил ребёнка на томографию и не прописал ничего, кроме постельного режима. Несмотря на зафиксированные отклонения, говорящие об органическом поражении головного мозга.

Но самое вопиющее началось уже потом. После придания данного случая огласке в ряде рязанских СМИ вышла информация о том, что Катя была токсикоманкой. Эта информация распространялась с целью подтвердить слова главврача, и мы, разумеется, понятия не имеем, кто именно это делал, с какого почтового ящика и в каком ведомстве он/она работает. Хотя любому нормальному человеку понятно: чтобы называть кого-либо токсикоманом, тот должен был этот диагноз как-то получить, то есть состоять на соответствующем учёте. Чего, разумеется, в реальности в случае с Катей нет и быть не могло — хотя бы в силу того, что она хронический астматик и ей становилось плохо от очень многих резких запахов — всё это есть в её истории болезни, которую, судя по всему, в ДОКБ никто даже не попытался почитать ни при жизни ребёнка, ни посмертно.

***
Но и это ещё не всё. Спустя какое-то время выяснилось, что в Московском МСО СУ СК РФ, возбудившем уголовное дело по этому случаю, произошла замена следователя. Всё время, до сентября 2019 года, мать погибшей девочки просила вернуть ей телефон дочери, поскольку ей дороги фотографии своего ребёнка и последние прижизненные записи. В итоге первый следователь возвращает ей два телефона, ссылаясь на то, что он нечаянно уронил и немного попортил настоящий телефон, который мама купила Кате в подарок на Новый год и ему не было ещё месяца от роду.

«Немного попорченный» телефон оказался разбит так, будто по нему проехал танк, и не один раз. Причём никакой симки и карты памяти там не оказалась, а все гнёзда были вывернуты изнутри. Плюс закрались подозрения в том, что это вообще тот телефон. После придания этой информации публичности Следственный комитет начал собственную проверку. Довольно быстро выяснилось, что:
  • утерян телефон, принадлежащий погибшей девочке: выяснилось, что следователь действительно подменил его другим, купив два новых — один был максимально разбит, а целый предлагался матери Кати в качестве компенсации за ущерб; насколько известно, новые телефоны покупались следователем по собственной карте;
  • утерян пакет, который являлся в деле косвенным подтверждением использования дезодоранта для вдыхания и который можно было отправить на экспертизу на предмет наличия в нём дезодоранта;
  • утилизирована одежда Кати, в которой она была в момент смерти и которую также можно было исследовать на предмет наличия на ней дезодоранта; одежда была утилизирована по непонятно чьей подписи, которая в больнице была выдана за подпись матери ребёнка;
  • на флаконе дезодоранта, который был изъят из туалета, где обнаружили тело ребёнка, экспертизой не было обнаружено никаких отпечатков пальцев, ну то есть вообще никаких. Иными словами, никто теперь не может доказать принадлежность этого дезодоранта и как он вообще оказался на подоконнике в туалете.
Напомним, всё вышеперечисленное было утеряно тем следователем, который первым проводил осмотр тела и места смерти и который указал на стойкий запах дезодоранта. Именно когда он вёл дело, в карте ребёнка появились записи осмотров, в правдивости которых у матери девочки есть все основания сомневаться. Этот следователь, насколько известно, недавно уволился по собственному желанию.

…Итак, что есть на сегодняшний день. Да ничего. Разваленное дело, в котором не осталось ничего, кроме слов третьих лиц и человека, при котором исчезли все улики и который это дело был призван расследовать. Да и он уволился и непонятно, будет ли за свою «работу» хоть как-то отвечать. Мы не удивимся, если его, например, возьмут на работу в ДОКБ или в какое-то вышестоящее ведомство. Но врачи, которые доблестно исполняли свой долг, продолжают его исполнять, но уже на других детях.

Все прекрасно понимают, как всё это выглядит, и не надо быть Эркюлем Пуаро, чтобы примерно представлять, что на самом деле 20 января в ДОКБ произошло и почему. Здесь уже включается и честь халата, и честь мундира, и, возможно, честь ещё какого-нибудь костюма. Поэтому всем, кроме матери погибшего при лечении в ДОКБ единственного ребёнка, удобнее всё списать на отравление тем, что не представляется возможным идентифицировать и что активно рекламируется как самый безопасный дезодорант.

Но никто так и не ответил на вопросы, при каком сотрясении мозга дети в РОДКБ направляются на МРТ и КТ, отправляются ли вообще и какие для этого нужны симптомы? Как диагностируется субархноидальное кровоизлияние? Какова статистика в Рязанской области (а желательно и в России) смертей от отравления неспиртовыми дезодорантами? Какая доза такого дезодоранта является смертельной, на основании каких исследований и на основании каких именно случаев? Почему никто не бьёт во все колокола и не призывает запретить в России продажу дезодоранта, от которого в ОДКБ гибнут дети, почему никто не рассылает эти релизы в местные СМИ и не рассказывает на публичных отчётах? Каким образом и кем в РОДКБ контролируется соблюдение детьми постельного режима? Кто и на каком основании даёт разрешение на посещение детей неродственниками во время, не предназначенное для посещений? Кто и как отвечает в РОДКБ за неоказание требуемой медицинской помощи? 



Метки: здравоохранение, криминал, ДОКБ



Поиск

15:07
Ростелеком: Эксперты выявили более сотни новых уязвимостей в компонентах АСУ ТП

13:49
Россельхозбанк: Директор Рязанского филиала получил благодарность Минсельхоза РФ

12:04
Сбербанк: Приобретение дома с земельным участком стало ещё проще

11:05
«Рельеф-Центр» украсит Рязань в рамках проекта «Новогодняя столица-2020»

09:45
Фитнес-центр «Кислород» предлагает рязанцам год фитнеса за 9900 рублей

09:17
Для рязанцев сыграл оркестр без инструментов

18.11.2019 16:07
Ростелеком: Завершена организация сети Wi-Fi в более чем 6000 отделениях Сбербанка

18.11.2019 15:06
Сбербанк: До 15% бонусов СПАСИБО при оплате покупок по QR-коду

18.11.2019 13:24
Россельхозбанк: Борис Листов принял участие в совещании председателя правительства РФ

18.11.2019 13:21
Рязанский Приобанк выдал бизнесу на развитие более 500 миллионов рублей под 8,5%

18.11.2019 12:51
В парке Морской славы Рязани поработали археологи

18.11.2019 09:42
Рязанцам показали пьесу со счастливым концом

17.11.2019 11:18
Омичи показали рязанцам своего «ОNЕГИНа»

16.11.2019 15:12
В РГВВДКУ торжественно отметили 101-ю годовщину образования училища

16.11.2019 13:00
Рязанцам представили спектакль «Валентин и Валентина»

16.11.2019 11:56
Мэрия Рязани опровергла намерение перенести памятник Ленину на место памятника Молодцову

16.11.2019 11:07
Елена Сорокина вновь заговорила о программе развития окраин Рязани

15.11.2019 16:28
В системе «КонсультантПлюс» появились архивы бухгалтерской и налоговой отчётности

15.11.2019 15:27
Ростелеком: Отменена плата за все звонки на российские номера с таксофонов

15.11.2019 15:05
Сбербанк: Досрочный перевыпуск карт доступен в мобильном приложении

15.11.2019 14:51
На АМК «Рязанский отметили всемирный День качества

15.11.2019 14:38
РГМЭК рассказала о новых возможностях оптимизировать затраты на электроэнергию

15.11.2019 12:00
Россельхозбанк: Размещаются биржевые облигации, ориентированные на розничных инвесторов

15.11.2019 11:18
В ЦПКиО начали укладывать асфальт

15.11.2019 10:23
Ростелеком: Компания развивает успех тарифов «Вызов»

АРХИВ. ЖУРНАЛ
   Ноябрь 2019   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30