Подробности

Проблема

Солотчинский мостотреск

07.08.2020

Два года не утихают споры относительно последнего ремонта Солотчинского моста в Рязани. Люди недовольны результатом, а заказчик и подрядчик судятся. Мы постарались узнать позицию исполнителя работ.

Солотчинский мост ремонтировался с лета 2017 года по осень 2018 года. Стоимость работ составила почти 282 миллиона рублей. До этого на мосту несколько автомобилей пробили колёса из-за вылезшей арматуры. Обследование тогда выявило дефекты деформационных швов, было принято решение о ремонте — не только швов, но и покрытия.

Мост состоит из русловой и эстакадных частей. Проблема заключалась именно в эстакадных. На этих частях уложен суперпрочный гидрофобный бетон. Как раз по нему 46 лет и ездили. Иной дорожной одежды поверх бетона не было. Встал вопрос о покрытии. Положить просто асфальт нельзя, так как это утяжелит конструкцию. Рассмотрели несколько вариантов снятия слоя бетона. Это оказалось опасно с точки зрения возможного повреждения балок, с которыми бетон за долгие годы сросся. Кроме того, наиболее приемлемый способ снятия слоя бетона занял бы не менее полутора лет, в течение которых мост должен был эксплуатироваться в ограниченном режиме. Выбрали новый и в некотором смысле экспериментальный способ — нанесение на бетон полимерного покрытия.

Результат, однако, автомобилистов не удовлетворил. Основных претензий две: неровность и скользкость. После нескольких ДТП, произошедших в разных частях моста (не только там, где полимерное покрытие), скорость движения на объекте ограничили до 50 километров в час.

Позиции относительно дефектов, естественно, разнятся. Заказчик полагает, что причина кроется в нарушении технологии. Исполнители утверждают, что камнем преткновения является неправильная эксплуатация. Стороны разбираются в суде. Изначально с иском в Арбитражный суд Рязанской области обратилась ГК «Альянс» (подрядчик), требующая вернуть долг за проведённые на мосту работы в сумме 23 миллиона рублей и неустойку более 800 тысяч рублей. Дирекция дорог Рязанской области (заказчик), в свою очередь, выступила со встречным иском об обязании подрядчика устранить недостатки. На данном этапе озвучили результаты судебной экспертизы, которую провело ООО «СКБ-Инжиниринг». Эту организацию предложила Дирекция дорог Рязанской области. Её эксперты пришли к выводу о несоответствии проб с полимерным покрытием ГОСТу и нарушении технологии работ. Исполнители работ, в свою очередь, подвергают сомнению правильность взятия кернов, то есть проб, чистоту исследований и квалификацию экспертов.

Сложно предположить, что разбирательство по делу завершится на стадии первой инстанции, независимо от решения. Скорее всего, оно будет оспорено любой из сторон, которую не устроит решение. Пока же удалось задать вопросы представителю организации, которая непосредственно занималась полимерным покрытием. При этом нас интересовали не столько нюансы экспертизы и судебного спора, сколько темы, лежащие на поверхности: почему дорога имеет эффект «стиральной доски», по какой причине она так скоро «облысела», кто и как должен был ухаживать за покрытием.

Президент выполнявшей работы корпорации «ТемпСтройСистема» Александр Клевцов пояснил, что неровность дороги обусловлена её основанием. В госконтракт выравнивание основания не было включено . При этом, утверждает Клевцов, заказчики изначально были проинформированы о результате такого решения.
О том, почему на покрытии образовались «залысины», и кто должен был их ликвидировать, пообщались более подробно. Если подытожить сказанное, то позиция организации сводится к следующему. Покрытие состоит из нескольких слоёв. Износ верхней части зависит от нагрузки, и её восстановление не входит в гарантию, а представляет собой комплекс обслуживания покрытия. Заказчик получил список мер, необходимых для поддержания покрытия в нормативном состоянии, но, считает исполнитель работ, в течение двух лет почти не выполнял эти условия. Приводим эту часть разговора в виде интервью.

— В правилах эксплуатации этого покрытия написано: «Регулярное обновление», — отметил Александр Клевцов.

— Регулярно, это как часто?

— В правилах эксплуатации указано, и что значит «регулярно» — не реже чем раз в месяц проводить визуальный осмотр покрытия на наличие дефектов.

— То есть данное покрытие в условиях Солотчинского моста предполагало, что его должны были восстанавливать регулярно. Это раз в месяц, в два?

— Как только будет стёрто. Ответ здесь невозможно дать по одной простой причине. Даже в самом начале не было цифр по транспортной нагрузке. Нормируется износ, а не время. Потому что время всегда зависит от количества транспорта. Вам ни один нормальный производитель не скажет, сколько лет оно простоит, я имею в виду, какой будет износ. Каждый производитель спросит, какая там нагрузка, что там будет ездить. Только после этого можно будет сказать приблизительно срок службы. Опять-таки, срок службы не самого покрытия. Нас спрашивают, почему мы дали гарантию десять лет. Отвечаем — десять лет на само покрытие. Мы не давали гарантию на естественный износ. То, что сейчас происходит, — это естественный износ.

— В смысле, на само покрытие. Его уже нет. Оно есть только там, где не ездят машины, по обочинам. Там, где проходят колёса автомобилей, покрытия уже нет…

— Во-первых, оно есть. Во-вторых, за ним не ухаживали два года. Там несколько слоёв. Почти спилился верхний износостойкий слой, износ за два года составил три–пять миллиметров. Нижние слои остались. Приведу пример: вы купили бензопилу. У неё срок службы 20 лет. Вы приходите и говорите, что у вас цепь стёрлась. Данное покрытие — это цепь. Чем сильнее ездите, тем сильнее оно стирается.

— Но в контракте, наверное, прописан гарантийный срок…

— Там прописаны ещё и правила эксплуатации этого покрытия, и на что эта гарантия распространяется. В контракте чёрным по белому написано, что эта гарантия не распространяется на естественный износ. К тому же правила эксплуатации этого покрытия не были соблюдены.

— Тогда, что конкретно не соблюдалось?

— Первое — не соблюдалась заделка трещин, которые образовывались. Они должны были это фиксировать, сообщать, и мы бесплатно всё это бы устраняли.

— За эти два года не поступило ни одной заявки?

— Было два обращения. Одно из них мы устранили за свой счёт, несмотря на то, что по условиям договора это был не гарантийный случай. У нас прописано, что мы отвечаем за отслоение этого материала от бетона, а не вместе с бетоном. Замечу, именно вместе с бетоном. Объясню: имеется бетон, мы покрываем его материалом, который настолько сильно прилипает, что его оторвать можно только вместе с бетоном. Если посмотреть на отслоившиеся куски, то с обратной стороны будет бетон, к нему прилипший. К материалу какие претензии, он от бетона не отслаивается.

— Итак, первая проблема, которая была, — это трещины. Они должны были вам о них сообщать, вы должны были приезжать и заделывать. Что ещё с точки зрения эксплуатации сделали не так, что привело к нынешней плачевной ситуации?

— Износ.

— Они должны были вам сообщать об износе?

— Не просто сообщать, а заказывать эти работы. Они должны были сказать, что у нас износ составил более предельной величины, необходимо делать восстановительный ремонт.

— За дополнительные деньги…

— Естественно. Масло в машине кто-то по гарантии меняет? Ну и потом там много разрушений идёт именно из-за трещин. В них попадает вода, она разрушает бетон, на котором лежит этот материал. Это легко лечится. Как только образовалась трещина, она заливается специальным составом, и всё. Нагрузки очень высокие. Разрушается именно бетон, не покрытие. По покрытию могут ездить танки.

— Я тогда чего-то не понимаю. Как могут ездить танки, если в нашем случае износ покрытия таков, что, мне кажется, если ты по нему будешь ходить, то он уже через неделю будет отсутствовать…

— Вы заблуждаетесь. Пешеходным мостам с этим материалом уже больше 20 лет.

— Ну хорошо, автомобили стёрли его за месяц…

— Покрытие не стёрлось. Естественный износ составил три–пять миллиметров.

— Вы говорили, что это покрытие в основном применяется на металлических мостах, почему вы сказали заказчикам, что это покрытие на бетоне применять можно…

— Я сказал, что данное покрытие мы на бетоне не применяли. Но коэффициент сцепления с бетоном высокий, и результат зависит от состояния бетона. Заказчик сам принял решение. Сейчас на Солотчинском мосту расслаивается бетон. По коэффициенту трения и всему прочему здесь вопрос и ответ один единственный — износ есть износ. На этом мосту асфальт изнашивается за полтора-два года, толщина которого в четыре раза больше чем полимерного покрытия. Здесь, на нашем покрытии, образованная колейность составляет всего три–пять миллиметров. В правилах эксплуатации указано, что при уменьшении износостойкого слоя более чем на восемь миллиметров (55% толщины всего покрытия) необходимо проводить восстановление этого слоя до проектной толщины. Как видите, заказчик изначально знал о всех нюансах. Соответственно, сейчас нужно восстанавливать проектную толщину покрытия.

— Или не использовать эту технологию…

— Или не использовать эту технологию, если для вас это принципиально. Например, на Кантемировском мосту в Санкт-Петербурге это покрытие стоит уже третий–четвёртый год. Они очень довольны. Они говорят, что это лучшее, что у них было когда-либо. А Кантемировский мост является разводным, они много экспериментировали: асфальт сползает, другое покрытие отваливается за год. Это покрытие держится, но истирается. Они к этому были готовы.

— Они его восстанавливают?

— Они вот сейчас готовятся его восстанавливать. У них заложен ремонт два–три года. Но они тоже взяли слишком длинный срок, там очень большое движение. В Европе, там, где используется полимерное покрытие, запрещено шипы вообще использовать.

— Ну а что кроме шипов? Как нам ездить зимой?

— Солью посыпать. Этот материал соли не боится.

— Соль не всегда спасает…

— Это вопрос — или использовать, или нет. Мы обо всех этих вещах предупреждали с самого начала. Это написано в правилах по эксплуатации.

— Проводились ли испытания этого полимерного покрытия на бетоне вообще и на изношенном бетоне в частности?

— Испытания на прочность сцепления с этим бетоном проводились во время укладки и при сдаче объекта. Изношенный бетон — не значит слабый, плохой. Исследование гидрофобного бетона, уложенного на Солотчинском мосту, показало высокий коэффициент прочности, несмотря на продолжительный безремонтный срок службы — 46 лет.

— Если бетон прочный, то почему он разрушается?

— Если приложить большую нагрузку, то разрушить можно всё. Мне кажется, что из-за того, что полимерное покрытие является чрезвычайно крепким, возможно нагрузки, возникающие на границе раздела покрытие-бетон, превышают прочность вашего суперпрочного бетона, и он отслаивается, или образуются микротрещины в покрытии. В эти микротрещины (если их не заделать вовремя) попадает вода, и циклы замерзания и оттаивания способны привести к дальнейшему разрушению бетона и отслаиванию покрытия вместе с ним.

— Не было ли данное решение принципиальной ошибкой в нашем случае?

— На техническом совете в минтрансе Рязани при участии проектировщиков, представителей подрядных организаций и экспертов отрасли был рассмотрен строительный проект по ремонту проезжей части моста. Обсуждались различные варианты, в том числе и классический. Но поскольку классическое устройство покрытия проезжей части заняло бы минимум полтора года, и дать гарантии, что этот срок не увеличится, дать никто из присутствующих не мог. Министр транспорта пояснил, что на такое длительное время ограничивать движение на мосту нельзя. Полимерное тонкослойное покрытие Матакрил было уложено менее чем за полгода. Поэтому называть данное решение ошибкой было бы не верно, это было единственным доступным способом восстановить покрытие эстакадных частей.

Наталья Соловьева


Метки: Солотчинский мост


Поиск

26.09.2020 14:08
Обновлены данные о распределении COVID-19 по районам Рязанской области

26.09.2020 12:19
Общее число заболевших COVID-19 в Рязанской области достигло 8052

26.09.2020 10:42
Станислав Подоль приобрёл новый аппарат ИВЛ для Рязанской ОКБ

25.09.2020 18:30
Администрация Рязани намерена расторгнуть договоры с Ново-Рязанской ТЭЦ

25.09.2020 17:48
Проект АНО «Цифровой регион» стал призёром всероссийского конкурса

25.09.2020 16:16
При поддержке Рязанской НПК МКЦ оснастил зрительный зал новыми креслами

25.09.2020 15:22
Начался допрос свидетелей по делу Сергея Карабасова

25.09.2020 14:22
ПСБ: S&P повысило рейтинг банка до уровня «BB» со стабильным прогнозом

25.09.2020 12:33
Обновлены данные о распределении COVID-19 по районам Рязанской области

25.09.2020 12:19
Депутаты Рязоблдумы нового созыва получили удостоверения

25.09.2020 11:01
Число подтверждённых случаев COVID-19 в Рязанской области увеличилось на 42

25.09.2020 09:44
В Рязани создаётся Аэрокосмическая инновационная долина

25.09.2020 08:27
Отопление в Рязани запустят в два этапа

24.09.2020 21:54
В Рязани проходит фестиваль уличного кино

24.09.2020 19:58
Состоялась презентация нового бренда Сбер

24.09.2020 15:51
В Рязани проконтролировали состояние контейнерных площадок

24.09.2020 14:37
ГК «Стройпромсервис» предлагает уютные квартиры в семейном комплексе

24.09.2020 13:14
Обновлены данные о распределении COVID-19 по районам Рязанской области

24.09.2020 11:30
Составлен рейтинг главных событий нового учебного года в Рязани

24.09.2020 11:17
Два депутата покинули Рязанскую городскую Думу

24.09.2020 10:44
Повышение окладов муниципальным служащим Рязани вызвало споры

24.09.2020 10:40
Число подтверждённых случаев COVID-19 в Рязанской области увеличилось на 40

23.09.2020 20:49
Рязанец выиграл суд по поводу расчётов за теплоснабжение с МУП «РМПТС»

23.09.2020 15:39
МегаФон запускает опцию «Копилка минут»

23.09.2020 15:16
Совет Федерации прекратил полномочия сенатора от Рязанской области Игоря Морозова

АРХИВ. ЖУРНАЛ
   Сентябрь 2020   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30